Список форумов Форум

Форум "Русского Дома"

Добро пожаловать на наш форум!
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

10 лет после "Родины". Подвижники и предатели

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум "Русского Дома" -> Разборки патриотов
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
admin
Злой Админ


Репутация: +9    

Зарегистрирован: 28.12.2009
Сообщения: 5283

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 11, 2017 6:56 pm    Заголовок сообщения: 10 лет после "Родины". Подвижники и предатели Ответить с цитатой

Автор текста Андрей Савельев

Мои воспоминания о "Родине" оживились в связи с формированием Народного правительства - команды Народных лидеров, утвержденных на Съезде национально-патриотических сил, состоявшемся 28 октября 2017. Состав команды по своей разнородности походит на фракцию "Родина", которая включала в себя весьма капризных лидеров, "левых" патриотов, русских националистов, а также людей скорее случайных, прибившихся к проекту волей случая.


Перед выборами (слева направо): Геращенко, Рогозин, Глазьев, Шпак, Денисов, Шишкарев

Достойный проект никогда не обходится без иуд. И заканчивается, когда предательство перекрывает верность своему слову и общему делу. Так было с "Родиной". И проект "Народные лидеры", если проживет несколько лет, то сможет дать импульс какому-то новому проекту. "Родина" дала импульс партии "Великая Россия". А также противоположно направленный импульс для карьерного продвижения Глазьева и Рогозина. Но большая часть тех, кто был в "Родине", оказались после ее разгрома просто нигде. В каком-то смысле и "Великая Россия" - это всего лишь мельчайший осколок "Родины", куда "родинцы" не пошли просто потому, что надеялись на снисхождение от властей. И многие его получили. "Великая Россия", напротив, стала занозой, которую власть воспринимала крайне болезненно. Наша партия продолжила "Родину" - как воплощение ее самой жесткой и идейной фракции. Она стала эталоном русской общественно-политической организации.

Конечно, больше всего вспоминаются предательства - они оставляют рубцы на сердце и зазубрины в памяти. Но достойных людей в "Родине" все равно было немало. Не все из их оказались героями, но все же они и не стали подлецами - не торговались с врагом за спинами товарищей и не тянули одеяло на себя. Чего не скажешь о лидерах, которые начали борьбу меж собой сразу, как только была объявлена победа на выборах. Бабурин объявил, что для него в "Родине" лидеров вообще нет, Глазьев без всякого согласования с соратниками бросился искать славы на президентских выборах, Рогозин на время стал единоличным руководителем фракции, оттеснив всех остальных.

Первые предатели в "Родине" оставались только во время выборов, а во фракции даже не появились - они сразу же перебежали в стан врага. Что означало: в наших рядах предательство не будет последним. После объявления результатов выборов в "Единую Россию" сбежали два предпринимателя - банкир Александр Лебедев и проходимец широкого профиля (позднее - неоднократный депутат от партии негодяев, воров и изменников) Дмитрий Савельев.

С первым мне пришлось несколько раз общаться, и я понял, что его поступок был так же машинален, как в известном литературном эпизоде с Шурой Балагановым. "Чисто машинально" - с автоматизмом инфантила и без всякой злобной мысли. После "Родины" Александр Лебедев пытался через меня как-то заручиться у Рогозина поддержкой его общественно-политических фантазий. Он мечтал провести "вторую Ялтинскую конференцию". Я же пытался получить от него хоть какую-то финансовую поддержку "Великой России". В результате мне удалось разжиться небольшой суммой, которая вся ушла на подготовку заявления в Страсбургский суд по поводу отказа в регистрации нашей партии. А Рогозин от ребяческих проектов Лебедева уклонился. Зато Лебедев в лице Михаила Горбачева на некоторое время обеспечил себе "услуги эскорта", объявив о том, что вместе с престарелым разрушителем нашей страны будет создавать социал-демократическую партию. Почему-то финансистов тянет к "социалистической идее", которая, разумеется, в их руках удержаться не может. Не получилось с этим ни у Лебедева, ни у другого "денежного мешка" - Александра Бабакова. Но о нем позднее.

Дмитрий Савельев был и остался в Думе пустым местом. Я с ним имел короткий разговор лишь однажды. Однофамилец пришел ко мне в думский кабинет в период моей активной работы против руководства компании "Энергомаш", которое вывело из госсобственности порядка миллиарда долларов и торговало ракетными ноу-хау, которые были созданы общими усилиями народа и государства в прежние времена. По-свойски, почти в блатной манере Дмитрий Савельев спросил у меня: "Ну, че надо то?" Прозвучало это то ли как угроза, то ли как предложение "назвать цену". Ответ мой был таков, что проходимец предпочел в моем кабинете больше не появляться. Зато в "Единой России" он оказался на особом счету и не раз по ее спискам снова становился депутатом.

Ее один симптом предательства был мной замечен сразу после объявления результатов выборов. Мне позволил некто, представившись от лица бизнесмена, который следовал за мной по списку и получил бы мандат, если бы я отказался от депутатства. Мне было сказано, что за уступку мандата я не буду иметь отказа ни в чем. Я весьма грубо от подобного предложения отказался и рассказал о нем Дмитрию Рогозину. Тот довольно мягко на это отреагировал, произнеся такую фразу: "Я против того, чтобы ты отказывался от мандата". Фраза прозвучала неуверенно. Но потом забылась вместе с именем этого бизнесмена, видимо, привыкшего покупать себе все, на что упадет глаз. Тем не менее, не все из таких торгашей, влезших в политику, остались за бортом политики. Напротив, их собирали повсюду и продвигали во власть путиноиды - продолжатели дела Ельцина и живодеров-большевиков, которые предпочитали опираться на воров и бандитов - "социально близких".

"Родине" надо было укрепиться в политике, поскольку проект родился только накануне выборов, и успех был скорее следствием запроса на что-то новое. После выборов к "Родине" быстро стали привыкать, и энтузиазм пошел на спад. Поэтому мы не могли и не должны были радикализироваться и вступать в противостояние, к которому были не готовы. Все было сорвано глазьевским самопальным выдвижением кандидатом в президенты, за которое расплачиваться пришлось всем. Как мы ни пытались нивелировать его фронду, ничего не получилось. В самой фракции это вопрос породил раскол, в котором к ничтожному числу сторонников Глазьева прибавилось пассивное большинство, предпочитавшее наблюдать, в какую сторону качнется ситуация.

К моему удивлению, к этой пассивной части присоединилась Наталья Нарочницкая. Ее судьба была бы без "Родины" и Рогозина весьма печальной, но в сам проект Наталья Алексеевна никак не вложилась, все время предпочитая оставаться в стороне и обходить острые углы. И, в конце концов, закончила свой путь русского политика в нежных объятиях русофобского режима - тайно договорилась с Кремлем о почетной и доходной должности в думской комиссии, которую создали специально для нее, а потом в фонде, который также сформировали для нее и для отставного пропагандиста ельцинских времен А.Миграняна.

В 2005 году, когда "Родину", когда кремлядь сорвала наше участие в региональных выборах, когда лужковская челядь не допустила нашей уже совершенно подготовленной победы в Москве, когда мы проводили голодовку против законов о "монетизации льгот", произошло предательство Сергея Николаевича Бабурина. Он присоединился к клевете на "Родину", делая вид, что все еще остается нашим соратником. И фракция приняла трудное решение об изгнании Бабурина. Нас пытались шантажировать уходом вместе с ним его соратников по "Народной воле", но мы не поддались. И Бабурину "едросы" позволили организовать свою фракцию (что было запрещено думским регламентом) и даже сохранили пост вице-спикера (что также не полагалось). Предателю не довелось долго править. Вице-спикером он остался, а вот фракцию у него "увел" Геннадий Семигин, который вместе со своими раскольниками, пытавшимися обрушить фракцию КПРФ, перешел под крыло к Бабурину, а потом отнял у него пост руководителя. После "Родины" Сергей Николаевич продолжил свою извилистую карьеру. То назначался в кураторы всех монархистов (и для этого должность ректора Торгового университета оказалась удобной), то баллотировался в Думу от коммунистов (2016). Когда можно было бы уже угомониться и начать писать мемуары, Сергей Николаевич все еще питал иллюзии, что сможет стать президентом России или хотя бы подмять под себя целый ряд партий-пустышек, нарегистрированных без всякой пользы за последние годы.

Второй исход из "Родины" произошел в 2006 году, когда кремлевская ОПГ решила извести нас под корень - так мы были им неудобны. Тайно из фракции сбежали два предпринимателя - Сергей Шишкарев (глава группы компаний "Дело") и Марина Лебедева (глава компании "Риэлторский информационный центр"). Собственно, оба толком в работе "Родины" участия не принимали. Хотя Шишкарев был одним из организаторов рекламной акции "Родины" во время выборов в Думу - имитационного "воссоединения Крыма с Россией" (начала отсыпки смытой штормами Тузлинской косы), в дальнейшем его роль в работе фракции была нулевой. То же самое можно сказать и о Марине Лебедевой, которую в лично даже в лицо толком не запомнил. К этой паре присоединился Сергей Прощин, который сбежал с должности координатора фракции (следил за голосованиями и руководил аппаратом). Его тоже увели в стан врагов предпринимательские интересы.

Совершенно не оставил в моей памяти никакого следа депутат "Родины" предприниматель Виталий Александрович Южилин. Он просто не бывал в Думе, занимаясь какими-то своими делами. В 2007 году он переизбрался в Думу и оказался в "Единой России".

Можно с уверенностью сказать, что самые слабые политики - это предприниматели. У них политика - лишь дополнение к бизнесу. Они не могут работать в парламенте, не способны выдвигать какие-то собственные инициативы. И мгновенно становятся предателями, как только власти намекают им, что иной выбор будет угрожать их бизнесу.

Особенно болезненно Дмитрий Рогозин переживал уход Шишкарева, с которым дружил домами. Тогда на закрытом заседании фракции Дмитрий Олегович предложил тем, кто чувствует, что неспособен идти до конца, сразу об этом заявить и уйти из фракции. Никто на это не отреагировал, потому что измена уже охватила умы депутатов, задумавшихся о своем будущем. Многие хотели снова попасть в парламент, а прессинг со стороны Кремля говорил о том, что Рогозин этого обеспечить не сможет. Потом, правда, когда Рогозин получил от кремля карт-бланш, Шишкарева он простил. И, кажется, снова стал дружить домами. Между ними появилось что-то общее: общее предательство "Родины".

Главным разрушителем "Родины" при попустительстве Рогозина и Глазьева стал Александр Михайлович Бабаков - предприниматель с весьма сомнительной репутацией и активами, в основном сосредоточенными на Украине (энергетика, телекоммуникации и гостиницы). Его происхождение (из молдавских евреев, отец - пекарь), внешний вид (маленький лысый человечек в очках) не позволяли ему стать заметным общественным деятелем. Мне довелось сказать ему об этом, когда он решил, что заместил Рогозина в "Родине" (партии и фракции) вполне заслуженно. Александр Михайлович обиделся, сославшись на Ленина и Муссолини. Он всерьез считал для себя возможным превратиться в крупного политического и государственного деятеля.

Перебежав к "справедросам", Бабаков не закончил свой крутой маршрут. И здесь он снова предал. Избравшись в Думу вместе с "выхухолями" Сергея Миронова и получив от них вице-спикерский пост, Бабаков нашел момент, чтобы перебежать к "едросам". И во второй раз предательство позволило ему избраться в Думу. После чего он был списан в Совет Федерации, куда уходят все политические пенсионеры, способные заплатить или зачем-то еще нужные кремляди, но уже без заметной публичной активности.

Естественно, что из фракции в нужный Кремлю момент ушел, так и не появившись в ней, Василий Шестаков - человек, который слыл партнером Путина по занятиям дзюдо и даже выпустил с ним совместно книжку с элементарным изложением техники этого единоборства. Думаю, что ни тот, ни другой были просто не способны что-то написать самостоятельно. А то, что было записано со слов Шестакова, никакого интереса у спортсменов не вызвало. Да и в своем облике Шестаков не имел никаких следов прежних спортивных достижений - просто мешок. Шестаков, как оказалось, еще в декабре 2003 зарегистрировал торговую марку "Родина", начав свою парламентскую деятельность с тайной приватизации названия фракции. В следующем созыве он, разумеется, оказался в "Единой России".

Лидерство - всегда ответственность. Но иные его воспринимают как возможность опереться на соратников, а потом оттолкнуться от них, стартуя к высоким должностям. Именно это и произошло с Глазьевым и Рогозиным (в какой-то мере и с Нарочницкой), когда в 2007 им предложили высокие государственные посты.

Глазьев перед завершением полномочий собрал депутатов на прощальную встречу и поразил меня объявлением о том, что "Родина" выполнила свою задачу и проект закрывается. В духе известного анекдота, где в финале начальник концлагеря заявляет заключенным: "Мы проиграли. Всем спасибо, все свободны". Как будто это был просто спектакль. Я тогда попытался возразить, но, кажется, "родинцы" в своем большинстве с этим смирились.

Второй раз я поразился Глазьеву, когда пролистал его книгу, вышедшую через 10 лет после разгрома "Родины". Наряду с весьма скучной околоэкономической публицистикой, в книге содержались славословия в адрес Путина. И я вспомнил, что у меня хранятся письма Глазьева к фракции "Родина", в которых он обличал в самых нелицеприятных выражениях тех, кто бегал в Администрацию Президента договариваться о чем-то сепаратно. Фамилии не были названы, но пафосные слова Глазьева были полны праведного гнева. И когда я сопоставил их с книгой, мне сделалось дурно: насколько же бесстыден человек, который болен нарциссизмом. Он не замечает своего предательства, хотя предательство других готов обличать со всей решительностью и даже литературным талантом.

Дмитрий Рогозин в 2007 году предпочел позвать бывших "родинцев" в новый проект, не выдвигая себя в качестве лидера. Он предложил формальное лидерство мне. Памятуя о нашей давней совместной деятельности, рассчитывая на его поддержку и уже почти совсем дружеские отношения, я не раздумывал. Партия "Великая Россия" должна была выйти на выборы и победить. Конечно, если ее зарегистрируют. И мы надеялись, что с нами поступят по закону - в сил какой-то договоренности Рогозина. Но партию не зарегистрировали, и Дмитрий Олегович сразу охладел к проекту. Хотя вида не подал, и мы с Сергеем Петровичем Пыхтиным рубились в судах весь 2008 год. Разумеется, без какой-либо поддержки Дмитрия Олеговича, уехавшего служить в Брюссель в представительство РФ в НАТО. Но мы все еще верили его слову и полагали, что своему детищу он окажет поддержку - хотя бы какую-то. Мы просчитались. Ждали напрасно и дождались совсем не того, на что рассчитывали. Когда в 2010 году Дмитрий Олегович дал нам отмашку на "разморозку" партии, это скорее походило на какую-то игру, на блеф, который нужен был для каких-то неизвестных нам целей. Мы приняли это за действительный старт и вновь напрасно понадеялись на помощь. Никакой помощи не было. И вместо "Великой России" Дмитрий Олегович поддержал возрождение "Родины". Как потом выяснилось, это был проект "Лжеродины" - не национально-патриотической партии, а обслуги олигархического режима. Проект был передан в руки Алексея Журавлева, который в "Родине" исполнял только технические функции. Теперь же он использовал "Родину" в своих личных целях. Цены все еще сохранившегося бренда оказалось достаточно, чтобы он оказался в Думе и был там заодно с теми, кто всегда был нам только врагами. Журавлев стал просто "едросом", ничем не отличающимся от скопившихся в этой партии.

Попытка выйти на выборы 2007 года хотя бы в составе списка другой партии была предпринята Рогозиным и Глазьевым по приглашению Геннадия Семигина, чья партия не имела успеха нигде, но зато имела регистрацию. Семигин был в восторге, что с ним на выборы пойдут такие политические тяжеловесы. Даже когда они сказали, что в списки они не собираются. Зато они обещали быть "лицом" избирательной кампании и включиться в дебаты и в подготовку агитационной продукции. Семигин радостно бегал вокруг стола, когда ему набрасывали идеи о том, как эффективно провести выборы. Но в итоге эта троица обманула всех. Рогозин с Глазьевым получили должности, а Семигин, хоть формально и вывел партию на выборы, никакой избирательной кампании не вел. Видимо, всем троим в Кремле популярно объяснили их роли. В результате были утоплены остатки "Родины", а мы в последующие годы лишь тешили себя иллюзией, что хоть что-то еще остается на плаву в партии "Великая Россия". Предатели ведь открыто не объявили себя предателями. Они делали вид, что все в порядке, что все обязательства перед соратниками выполняются или будут выполнены в ближайшее время.

Таким образом, второе "слабое звено" - это лидеры, грызущиеся меж собой и за кулисами сговаривающиеся с врагом.

Вслед за Рогозиным "во власть" в 2011 ушел Иван Харченко, который был участником голодовки в Думе, а также подписал воззвание "Письмо 500". То и другое, казалось бы, делало нас единомышленниками. Но его стремления были всегда далеки от политической "романтики". Он всегда был прагматичен. Когда во фракции власть захватил Александр Бабаков, Иван Николаевич получил должность его зама и вел заседания фракции. При этом он весьма едко комментировал позиции тех, кто не принял переворот - уничтожение "Родины" путем имитации слияния с Партией жизни и Партией пенсионеров. Не имея необходимого образования, он получил от Рогозина ключевой пост в Военно-промышленной комиссии. Специалисты называли его "библиотекарем", отражая в этой презрительной кличке какую-то страницу из биографии Ивана Николаевича. Мне же памятна его фраза, искренне произнесенная при разглядывании альбома с картинами Константина Васильева: "Я бы такую у себя дома повесил".

Примерно с теми же основаниями Дмитрий Олегович продвинул на различные посты в "оборонке" своего сына-программиста, а на пост заместителя гендиректора, а потом и на пост гендиректора "Глонасс" - своего охранника Андрея Жегелю. В этом смысле бывший лидер "Родины" принял правило путинщины: всегда назначать на руководящие посты только тех, кто не имеет никакого представления о том, чем должен руководить. Собственно, и сам Дмитрий Олегович прибился к когорте "эффективных менеджеров" и умер для политики, обменяв призвание на высокую должность и безбедную жизнь.

После "Родины" перешел к врагу Михаил Маркелов, оказавшись во фракции "Единая Россия", которую он в прежние времена характеризовал весьма резко. Решительным противником "едросов" он стал, когда преступники похитили и избили его сына-школьника и спалили его загородный дом вместе со всем видеоархивом передачи "Версия под грифом "совершенно секретно"", которую он вел до избрания в Думу. Перейти к врагу, как я понимаю, его побудила ужасная смерть его брата адвоката Станислава Маркелова, убитого наемником. Виновниками преступления власть назначила националистов Никиту Тихонова и Евгению Хасис. Мне было горько и противно услышать выступление Михаила, которого я считал почти что своим другом (после совместного участия в политической голодовке). Его речь ничем не отличалась от тех подлых словес, которые исторгали лживые рты "едросов". Горько было все это видеть и слышать.

Таким образом, "ближние бояре" - также источник измены. И это касается не только "рогозинцев", но и "бабуринцев".

Одним из самых активных "бабуринцев" был Сергей Глотов, бывший полковник-преподаватель, депутат трех думских созывов. В начале "Родины" его интрига заключалась в том, чтобы сложить альянс Глазьев-Бабурин против Рогозина. Но Бабурин младшим партнером ни для кого быть не желал. В результате Глазьев остался в почти полном одиночестве. Даже Елена Мухина, которую он по какому-то недоразумению включил в избирательные списки и привел в Думу, совершенно не собиралась поддерживать Глазьева и предпочла наслаждаться депутатским статусом, практически прекратив появляться во фракции. В 2006 она ушла из фракции вслед за Бабуриным, а Бабурина предала с Семигиным, приведшим в специально образованную "едросами" фракцию своих сторонников и совратив "бабуринцев" вместе с Сергеем Глотовым. Глотов стал своего рода спикером Семигина в новой фракции, куда мы с Борисом Виноградовым перешли уже в самом конце своих депутатских полномочий, когда Бабаков окончательно удалив из названия фракции слово "Родина". Мы надеялись, что наши бывшие соратники все же сформируют какой-то новый проект, но Семигин лишь использовал "родинцев" в своих целях. После провала "Патриотов России" еще и на думских выборах в 2011 года, больше о Глотове ничего не было слышно.

Александр Фоменко - человек, играющий в таинственного агента и почти всегда говорящего полушепотом. С ним мы были знакомы еще с середины 90-х. Тогда я опубликовал его статью в сборнике "Неизбежность Империи". Через несколько лет мы встретились в "Родине", и Александр пытался настроить меня в пользу Бабурина против Рогозина. Когда это не получилось, он утратил ко мне интерес. А после Думы он просто растворился в своих таинственных делах, где устраивал различные международные проекты. Данных о нем обнаружить не удалось, а такие обстоятельства встречаются только после основательного заметания следов.

Иван Кириллович Викторов, после Думы в основном занимался писательским трудом. До ухода из фракции "бабуринцев" мы с ним сидели рядом в зале пленарных заседаний и беседовали по душам. Это был аграрий до мозга костей - с руками труженика полей и разумом ученого. Он скончался в 2017 году. Как и для многих, "Родина" в его судьбе была последним всплеском политической активности.

Ирина Валентиновна Савельева также пришла в Думу с Бабуриным и всегда оставалась на его стороне и под его влиянием. Но все же не искала в этом никакой выгоды для себя. Скорее, это была только верность слову. Слабое здоровье не позволяло Ирине Валентиновне активно участвовать в работе фракции и парламентской деятельности. После Думы она осталась при Бабурине. И я благодарен бывшей соратнице за то, что на одной из многолюдных "посиделок", устроенных Бабуриным, она вступилась за меня, продолжая какой-то разговор, где меня очерняли те, кто в депутатские годы не против был пользоваться моей поддержкой.

Политические союзники, если они поражены нарциссизмом, вполне могут приводить с собой в общий для всех проект предателей. Но это правило не фатально. Я не считаю предателями "бабуринцев" Павлова, Викторова и Савельеву. Они делали все, что могли. И в моей памяти они остались только как соратники.

_________________
Сколько раз увидишь бандеровца, столько раз его и убей!..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
admin
Злой Админ


Репутация: +9    

Зарегистрирован: 28.12.2009
Сообщения: 5283

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 11, 2017 6:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Продолжение

Еще одна группа в "Родине" - это "социальщики" и "региональщики". Первые сторонились политических вопросов и предпочитали участвовать только в обсуждении социальных законопроектов и выступать только в связи с ними. Вторые предпочитали добиваться каких-то результатов в своих регионах, и фракция их не особенно волновала.

Исключением это правила является Рубен Михайлович Бадалов, лидер шахтерского профсоюза из Ростова-на-Дону. Мужество и стойкость перед подлостями власти появились во время его работы в парламентской комиссии по Кондопоге. Он не стал подстраиваться под ложную версию, запрос на которую пришел из властных "верхов". Его позиция полностью совпала с моей. Я считаю Рубена Михайловича одним из самых достойных депутатов "Родины", и сожалею, что наше знакомство продолжилось в постдепутатский период недолго.

Примкнувший к "Родине" одномандатник Олег Васильевич Шеин был предателем по жизни. Он никогда не соотносил свои действия с фракцией и лишь использовал ее в своих целях. Пару раз у него изо рта в мой адрес выскочили подлые слова, которые он, видимо, с трудом сдерживал - что-то такой русофобское, совершенно гнусное. Я не помню самих слов, но помню ощущение. Шеин еще не раз попадал в Думу и депутатствовал в прежнем духе - в своих частных интересах. И когда я вспомнил его недобрым словом в 2017 в какой-то своей публикации в социальной сети, он написал мне длинный гневный ответ, на чем наше общение прекратилось. Впрочем, оно никогда толком и не начиналось.

Столь же далек от фракции был и другой одномандатник - Анатолий Николаевич Грешневиков, который реализовал задачу быть всю жизнь депутатом. И этому посвящал все свое время. Во фракции он никогда не работал. Зато пропадал в своем избирательном округе, настраивая связи в местных "элитах" и склоняя настроение избирателей в свою пользу к очередным выборам. Не знаю о нем ничего плохого, но и ничего хорошего. Его книжки, которые попали мне в руки, оказались совершенно нечитабельными. По форме там было что-то оппозиционное, но настолько осторожное и пресное, что читать эти книги было совершенно невозможно. Поэтому главный результат политической активности Анатолия Николаевича - вечное депутатство. Которое, конечно, приносило некоторую пользу и его избирателям, но ничуть не мешало существованию русофобского режима.

Валентина Борисовна Савостьянова - специалист по пенсионным делам из Перми. Типичный "социальщик", сторонящийся политических вопросов и конфликтов. После "Родины", скорее всего, Валентина Борисовна стала просто пенсионеркой. Каких-либо данных о ее политической или общественной деятельности обнаружить не удалось.

Олег Ивановичч Денисов - вожак студенческих профсоюзов, который организовал один из первых митингов "Родины", и в дальнейшем участвовал в собирании масс, когда это было нужно. Он - участник думской голодовки, которая сблизила небольшую группу депутатов. Как оказалось, ненадолго. После "Родины" его следов мне обнаружить не удалось.

Сергей Игоревич Чаплинский - один из "рогозинцев", сопровождавших его в течение почти всего времени существования КРО и "Родины". В Думе он активно работал во фракции, но параллельно создал себе "запасной аэродром" в железнодорожных профсоюзах, куда и ушел после "Родины". Но потом перешел на прямо противоположную позицию - стал генеральным директором объединения работодателей железнодорожного транспорта. Политики после "Роидны" для него уже не существовало.

Олег Иванович Мащенко в "Родине" бывал редко, почти не выступал. Его главная борьба была в Краснодарском крае, где он баллотировался в губернаторы, был поддержан обществом и предпринимателями, но не был зарегистрирован. Его позиция в отношении власти была крайне резкой. И несколько видеозаписи его выступлений до сих пор ходят по сети Интернет.

Владимир Петрович Никитин, ученый-дорожник, регионалист, спец по налогам и бюджету, хорошо известный калининградский политик. Его работа в Думе была сугубо профессиональной, суждения здравы и корректны. В политические дрязги он предпочитал не ввязываться. "Родина", видимо, была последним для него общественно-политическим проектом.

Сентюрин Юрий Петрович пришел в "Родину" с поста вице-губернатора Нижегородской области. Его интересы на "Родину" не распространялись, парламентской работе он уделял весьма мало внимания. Я запомнил его аккуратный костюм и идеальную стрижку. Внешнему виду он уделял внимание не менее, чем профессиональные дипломаты (окончил военно-дипломатическую академию). До скончания "Родины" Юрий Петрович тихо переместился в "Единую Россию", а после депутатских полномочий был сначала замминистра образования, потом - замминистра энергетики. "Родина" в его жизни осталась случайным недоразумением.

Сергиенко Валерий Иванович - красноярский региональный политик, вышедший из местной коммунистической номенклатуры. Из тех, кому важнее блюсти респектабельность, чем обеспечивать какие-то прорывы. Он был очень мягким и неконфликтным человеком. Может быть, потому что считал "Родину" проектом несерьезным. Его дело было в Красноярске, а "Родина" - только местом временного пребывания. После "Родины" он вернулся к коммунистам, и даже баллотировался в 2014 году в губернаторы, заняв в итоге второе место. В 2015 году погиб в автомобильной катастрофе.

Чуев Александр Викторович - один из самых активных депутатов фракции, продвигавший важные инициативы, которые поднимали авторитет "Родины". Наиболее запомнились те, что были связаны с борьбой с порнографией, извращенцами и бесстыдством в СМИ. Но Александра Викторовича почему-то не любили ни во фракции, ни в среде думских шоферов, которые рассказывали про него дурные истории - в отместку за многочасовые простои в ожидании депутата. В 2014 году Александр Викторович пытался вернуться в политику через "Лжеродину" и потерпел фиаско. Он был слишком неудобен правящей шайке, даже в состоянии готовности к компромиссу.

Султанов Шамиль Загитович - скорее аналитик, чем политик. И скорее "скоковец", чем "рогозинец". Его интересы в парламенте были очень избирательными, а активность в целом невысокой. После "Родины" он вернулся в аналитическую среду, где, как всегда, высказывал умные и оригинальные мысли. Но к реальной политике все это отношения не имело. Кроме того, Шамиль Загитович очень явно лоббировал интересы мусульман. И наши пути разошлись.

В "Родине" существовала "генеральская" группа. Самую существенную роль в ней играл Валентин Иванович Варенников - человек с большим жизненным опытом и высоким званием генерал-армии. Его известность происходила из времен, когда он отказался принять амнистию по делу ГКЧП и был оправдан судом. Его текущий статус в ту пору был пенсионным, но также он возглавлял ассоциацию Героев СССР и России, а также был членом президентского комитета "Победа", что делало его вхожим в высокие кремлевские коридоры. Валентин Иванович пытался не допустить расползания "Родины", излишней оппозиционности и конфронтации между лидерами. Но его усилия шли прахом, потому что никакого выхода из шаткой позиции между оппозиционностью и подчинением кремляди он предложить не мог. Это было дело Рогозина и Глазьева. Но тех одна из "башен" Кремля оттерла от диалога с высшими чиновниками (видимо, от самого Путина), и поэтому происходила последовательная радикализация фракции, вслед за которой состоялся ее разгром и ликвидация проекта в целом.

Мы не раз разговаривали с Валентином Ивановичем, поскольку зачастую сидели рядом в зале заседаний Думы. Несмотря на то, что на фракционных совещаниях мы спорили, и весьма жестко, текущее общение было по-семейному теплым. В то же время, я понимал, что генерал Варенников не станет готовить какие-то законопроекты, не будет заниматься законодательством и выступать с политическими оценками. Его заботы были в основном ветеранские. Его мировоззрение осталось скорее провластным и привязанным к коммунистическим мифам и символам. Это не мешало общению, но не позволяло надеяться не только на совместную деятельность, но даже на маломальскую поддержку каких-то инициатив.

Генерал-полковник Игорь Николаевич Родионов был славен тем, что с должности министра обороны он был отставлен Ельциным, которого в глаза послал "всенародноизбранного". Это произошло после очередного доклада о состоянии армии и хамских оценок, говоривших о том, что армия при Ельцине идет под нож. В делах фракции Игорь Николаевич участия практически не принимал, своих законодательных инициатив у него не было. Наиболее яркие его выступления - за пределами Думы. И все они были посвящены "иудизации" власти и общества. Родионов был почти всегда угрюм, и иногда, присутствуя на заседаниях Думы, вполголоса цедил злобные реплики. Он ненавидел в этом обществе все, включая не только властные структуры, но и православие. Несколько бесед с ним не сложили для меня целостного образа его личности.

Генерал-полковник Георгий Иванович Шпак, бывший командующий ВДВ, оказался близок мне, поскольку во время предвыборной компании мне довелось выступить в его защиту. В прямом эфире Жириновский оскорбил генерала, обвинив его в гибели в Чечне его сына и других молодых людей. Тогда чуть было не возникла драка, а после эфира Жириновский продолжал орать, провоцируя нападение на меня не только своих ближних холуев, но и охраны. Шпак взял меня под защиту своим личным присутствием. А на следующий эфир прислал огромных десантников, которым охрана Жириновского была по плечо. Из слов Шпака я понял, что он не намерен оставлять слова подонка без последствий, но расплата так и не состоялась. Сразу после выборов Шпаку предложили поучаствовать в губернаторских выборах в Рязани, и он эти выборы выиграл. На чем его общение с "Родиной" прекратилось. Я пытался как-то продолжить знакомство и предложить новоиспеченному губернатору толковые кадры, но все было тщетно. Отсидев на губернаторском посту один срок, не сумев сделать ничего против разъедающей руководство области коррупции, Георгий Иванович ушел на пенсию, совершенно пропав из общественно-политической жизни.

Генерал-лейтенант Николай Сергеевич Леонов был личностью легендарной. Именно он завербовал и превратил в союзника СССР Рауля Кастро - брата команданте Фиделя, игравшего на протяжении многих десятилетий одну из ключевых ролей в руководстве Кубы. Но широкой публике он был известен как военный аналитик, как постоянный автор журнала "Русский дом". Из всех военных "родинцев" позиция Николая Сергеевича была мне ближе всего. Но все же он оставался теоретиком - он писал статьи, но в политике, которая без организации не стоит ничего, он участия не принимал. После безуспешной попытки "родинских" генералов призвать к ответственности Глазьева и Рогозина, деливших фракцию между собой, генерал Леонов все реже стал появляться на заседаниях, и собственных инициатив у него не было. После Думы мы еще раз встретились в 2011 году, когда Николай Сергеевич пришел на презентацию моих книг в Фонде славянской письменности и культуры. Там он выступил с крайне негативной оценкой руководства "Родины", которое загубило один из самых перспективных проектов, который мог бы принести большую пользу стране и народу. Во многих оценках я был согласен с ним, но все еще надеялся, что Рогозин поднимет брошенное знамя "Родины". Оказалось, что надеялся напрасно. Николай Сергеевич оказался прав.

Генерал-майор Сергей Михайлович Григорьев запомнился как очень скромный и порядочный человек, которого дисциплинировала служба в Генштабе. Он не рвался на какие-то лидерские позиции, и редко включался в обсуждения. Его слова всегда были по делу и без всяких надрывных амбиций, свойственных "профессиональным политикам".

В каком звании был Андрей Дмитриевич Жуков, я не знаю. Его исходное место службы - внешняя разведка. В постсоветский период - по большей части научная деятельность, докторская по историческим наукам. Как и другие военнослужащие, Андрей Дмитриевич не был активен как парламентарий, и свое мнение высказывал очень редко и зачастую только в личной беседе. В частном разговоре он высказал мне крайнее неудовольствие захватом руководства фракции Александром Бабаковым. И даже объявил: "Я отомщу. По-своему. Как разведчик". Но, видимо, это было сказано под влиянием момента. Ни в Думе, ни после Думы Андрей Дмитриевич никак не проявил себя в политике. Я, было, решил возобновить с ним контакты - позвонил и договорился о встрече после каких-то медицинских процедур, назначенных как раз в это время. Но так получилось, что встреча не состоялась. Андрей Дмитриевич скончался.

Игорь Морозов также имел "гэбэшное" прошлое. Как я понимаю, в большей степени по части технической работы. На что указывает его участие в эксперименте по преодолению Каспийского моря вплавь. Затем его работа была связана с коммерческой безопасностью, бизнесом в Рязанской области. В "Родину" он пришел довольно поздно - уже в ситуации упадка, и ничего особенного в ней не сделал. Примечательно, что "Единую Россию" он покинул еще в 2004. Тогда же он конкурировал со Шпаком на выборах губернатора Рязанской области, и занял второе место. Наши довольно теплые беседы закончились моей рекомендацией не ходить в "Справедливую Россию". Игорь Николаевич со мной согласился. Но через некоторое время решение переменил. Выгоды ему это не принесло: депутатом от "справедросов" он не стал. Какое-то время получил незавидную должность в МИДе, занимаясь соотечественниками, вынужден был снять свою кандидатуру на выборах губернатора Рязанской области, а потом нашел себе место в Совете Федерации как представитель этой области. А это уже статус пенсионера.

После Думы вскоре ушли из жизни Варенников, Родионов и Жуков. Все они были порядочными людьми, но далекими как от практической политики, так и от парламентской деятельности.

Самыми решительными подвижниками, настоящими народными представителями были в "Родине" всего несколько человек. Прежде всего, я выделю Бориса Алексеевича Виноградова - человека исключительно принципиального и добросовестного. Получив мандат депутата на выборах в одномандатном округе в Амурской области, он поначалу пошел во фракцию "Единая Россия", понадеявшись, что там можно будет сделать что-то конкретное для своих избирателей. Но оказалось, что в этой фракции депутаты - просто проститутки с высокими окладами. К этим окладам депутатам предлагали в конверте каждый месяц еще один оклад. В долларах. Борис Алексеевич возмутился, что его пытаются превратить в политическую проститутку, и ушел в независимые депутаты, а через некоторое время примкнул к "Родине" - именно в тот момент, когда репрессии против нее достигли апогея, а Дмитрий Рогозин вынужден был сложить с себя полномочия лидера.

В прежние времена Борис Алексеевич был ректором Амурского университета, который он поднял из руин областного педвуза и 10 лет держал на высоком уровне. Затем, он был приглашен на должность замминистра образования, курируя всю вузовскую науку, включая оборонные тематики. С этой должности он был смещен "в никуда". Это произошло после решительного выступления против ЕГЭ - проекта, затеянного Кремлем с целью уничтожения образования как такового. В "Родине" мы были вместе, и после "Родины" - тоже. Вместе выпустили книгу "Стать русским в России". Увы, издательство не смогло довести ее до читателей. После "Родины" Борис Алексеевич сделал несколько фундаментальных разработок в области подготовки кадров для оборонки. Ему пожали руку, сказали "спасибо", кое-что использовали, но автора разработок тут же надежно забыли.

Вторым подвижником во фракции был Юрий Петрович Савельев - бывший ректор Санкт-Петербургского "военмеха", прославившийся тем, что выгнал взашей американских специалистов, когда начались бомбардировки Югославии. Долг гражданина и народного представителя Юрий Петрович исполнил, подготовив альтернативный доклад по событиям в Беслане, вскрыв преступность действующих там спецлужб, не пожалевших женщин и малолетних детей - лишь бы ублажить своего главного кремлевского начальника. Примерно то же самое случилось и в "Норд Осте", где освобождение заложников сопровождалось их массовой гибелью. Юрию Петровичу, разумеется, не простили столь фундаментального разоблачения. Как и категоричного неприятия "бабаковщины" в "Родине". В депутаты его больше не пустили, но он продолжал деятельность ученого и общественного деятеля. В это время у него не образовалось никакой другой возможности, кроме сотрудничества с КПРФ. Им была выпущена книга с обобщением социально-экономической статистики в период правления Ельцина-Путина, где было показано, что из катастрофы Россия не выходила, а кремлевские восторги - сплошное вранье. Отмечая в 2017 свое 80-летие, Юрий Петрович оставался деятельным и мыслящим человекам, настоящим героем России, каковым я его почитаю за доклад о Беслане.

Несомненно, к подвижникам следует отнести Николая Александровича Павлова, который сражался против ворья и изменников еще в Верховном Совете, и надолго был выбит из политики еще в те времена. Вернула его в политическое поле "Родина". И Николай Александрович снова сражался за русские интересы. Его пламенная натура иногда перегревала "мотор", но, в общем и целом, он всегда шел в верном направлении. И даже отказался последовать за Бабуриным, который вывел из "Родины" своих сторонников, когда был изгнан за предательство. Правда, после "Родины" Николай Александрович снова оказался в тесных объятиях Бабурина, и превратился в политического пенсионера, от которого уже не исходила пламенная публицистика. Мы несколько раз разговаривали по телефону. Я убеждал своего собрата по "Родине", что давно пора снова браться за перо. Но тщетно. Депутатская пенсия способствовала успокоению. Жаль, жаль... Очень жаль.

Александр Николаевич Крутов - один из самых близких мне по мировоззрению "родинец", с которым нас связывали дружеские отношения еще с самого начала 2000-х, когда вместе приходилось трудиться над первыми выпусками журнала "Русский дом". В Думе наши общие переживания связаны со многими сюжетами, и я не раз мог убедиться в том, что Александр Николаевич при внешней мягкости - человек принципиальный. После "Родины", к сожалению, он был связан необходимостью спасать Фонд славянской письменности и культуры, а также журнал "Русский дом". Ценой снижения публичной активности он их спас. Но постепенно стал отходить от дел, и его детища стали работать уже почти без его участия. Что, собственно, говорит об эффективности руководства. Именно так и должны строиться долговременные проекты. Я больше не помню случая, чтобы в общественно-политической жизни было так: учредитель отошел в тень, а проект остался жизнеспособным.

Я не сразу вспомнил о том, что недолго во фракции "Родина" пребывал Виктор Владивирович Геращенко. Несколько недлинных разговоров с ним вызывали у меня симпатию к человеку, которого порой так клянут за период работы в ЦБ. На этот раз его пытались сделать разменной монетой в противостоянии Рогозин-Глазьев, и Высший совет блока "Родина" даже проголосовал за его выдвижение кандидатом в президенты - в пику самовыдвижению Глазьева. Виктор Владимирович будто бы готов был пойти на личные жертвы, ради успеха "Родины", но вовремя увидел, какую незавидную роль ему уготовили. Может быть, по этой причине он и ушел из депутатов. Единой команды в "Родине" он не увидел, и сразу распознал грядущий распад. Что же будет, когда "Родину" начнут щемить ее враги? Уход Геращенко не только из фракции, но и из депутатов, не был предательством. Напротив, он предчувствовал масштабное предательство, и, видимо, знал, что так и будет, исходя из своего жизненного опыта. Геращенко ушел в "Юкос", когда компанию потрошили, по-чекистски экспроприируя экспроприаторов. Мы могли бы удержать его среди нацинал-патриотов, но отпустили его к либералам. Увы.

После "Родины" мы еще однажды встречались с Виктором Владимировичем, который по-простому предложил заседать не в офисах, а попить чаю в кафе "Му-му". Мы хотели придумать какую-то политическую конфигурацию, в которой авторитет Виктора Геращенко сыграл бы свою роль. Но у нас ничего не вышло.

Я бы вспомнил еще сотрудников аппарата фракции и партии, мог сказать что-то о Юрии Скокове, который ушел из жизни, о всяких проходимцах, которые лепились к "Родине" и соучаствовали в ее разрушении. Но пусть это останется за пределами статьи, которая и так сильно разрослась.

С профессиональной точки зрения, "Родина" вполне могла быть своеобразным "теневым правительством". Здесь были промышленники и аграрии, предприниматели и "социальщики", военные и спецслужбисты, высокого уровня юристы и экономисты, специалисты по образованию и СМИ. Была и худо-бедно сформированная идеология, названная в какой-то момент "социально-державной". Что в переводе могло знать "национал-патриотическая". Были и общие интересы: закрепление в политике. Но стоило общему интересу поколебаться, и каждый начал искать своей судьбу - кто перебежал в лагерь врага, кто сдался на милость фиктивным оппозиционерам "жиропенсам". Подавляющее большинство просчиталось - не получило от своего отступничества ничего. Выгода была только от раннего предательства или от предательства всеобъемлющего. А те, кто решительно не хотел предавать "Родину", получили исключительно жизненные проблемы. Можно считать это случайностью, а можно - мстительной деятельностью кремлевских политтехнологов.

Оценивая уровень консолидации "Родины", теперь трудно понять, как вообще могла работать столь разнообразно ориентированная группа. Все держалось только на лидерах, которые обеспечивали свой статус в Думе тем, что не давали фракции распасться. Но одно дело - руководство Дмитрия Рогозина, который предпочитал удерживать сложившийся коллектив в расчете на перспективу, другое дело - руководство Александра Бабакова, который сходу решил продать фракцию и партию, рассматривая то и другое как товар, в который он вложил свои деньги. Рогозин как-то сказал мне: "Он не предатель. Он бизнесмен". Я согласился: бизнесмен от политики - всегда предатель. Кремляди нужен был торгаш и ростовщик. И он был найден - на погибель для "Родины", в которую люди поверили как в последнюю надежду. Правда, потом легко согласились с тем, что ее больше нет и не будет никогда.
_________________
Сколько раз увидишь бандеровца, столько раз его и убей!..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
admin
Злой Админ


Репутация: +9    

Зарегистрирован: 28.12.2009
Сообщения: 5283

СообщениеДобавлено: Сб Окт 31, 2020 6:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Главным разрушителем "Родины" при попустительстве Рогозина и Глазьева стал Александр Михайлович Бабаков - предприниматель с весьма сомнительной репутацией и активами, в основном сосредоточенными на Украине (энергетика, телекоммуникации и гостиницы). Его происхождение (из молдавских евреев, отец - пекарь), внешний вид (маленький лысый человечек в очках) не позволяли ему стать заметным общественным деятелем. Мне довелось сказать ему об этом, когда он решил, что заместил Рогозина в "Родине" (партии и фракции) вполне заслуженно. Александр Михайлович обиделся, сославшись на Ленина и Муссолини. Он всерьез считал для себя возможным превратиться в крупного политического и государственного деятеля.

Перебежав к "справедросам", Бабаков не закончил свой крутой маршрут. И здесь он снова предал. Избравшись в Думу вместе с "выхухолями" Сергея Миронова и получив от них вице-спикерский пост, Бабаков нашел момент, чтобы перебежать к "едросам". И во второй раз предательство позволило ему избраться в Думу. После чего он был списан в Совет Федерации, куда уходят все политические пенсионеры, способные заплатить или зачем-то еще нужные кремляди, но уже без заметной публичной активности.


Громкое разоблачение: Теневой лидер партии Захара Прилепина спонсировал карателей в Донбассе

На съезде Союза добровольцев Донбасса прозвучало громкое разоблачение теневого лидера партии Захара Прилепина - Александра Бабакова, который принимал участие в спонсировании карателей в Донбассе в ходе операции ВСУ. О подобном спонсировании рассказал Андрей Пинчук.

_________________
Сколько раз увидишь бандеровца, столько раз его и убей!..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Победитель народов



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 12.01.2010
Сообщения: 313

СообщениеДобавлено: Вс Окт 10, 2021 2:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

И этому посмешищу Вы уделяли столько времени...
https://www.youtube.com/watch?v=-dNJgOIUHGI

https://www.youtube.com/watch?v=-p7JYG9tcnE
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
admin
Злой Админ


Репутация: +9    

Зарегистрирован: 28.12.2009
Сообщения: 5283

СообщениеДобавлено: Вс Окт 10, 2021 2:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Оу, давненько Вас не было. Много народов победили? Улыбка
_________________
Сколько раз увидишь бандеровца, столько раз его и убей!..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Победитель народов



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 12.01.2010
Сообщения: 313

СообщениеДобавлено: Вс Окт 10, 2021 8:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

admin писал(а):
Много народов победили? Улыбка


Такая цель никогда не ставилась.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум "Русского Дома" -> Разборки патриотов Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS